January 17th, 2017

(no subject)

Однажды матушка притащила в дом несколько томов Макаренко. Я читал их взахлёб, оторваться было невозможно, и вот что меня тогда заинтересовало: Макаренко писал про тридцатые годы, про которые сейчас рассказывают как про страшное голодное время и ГУЛАГ. А у него, представьте, этого нет: в книгах есть и про то, что жили небогато, и про огромную проблему беспризорности, и про суровую и беспощадную советскую бюрократию. Но ощущения ужаса - нет. Есть ощущение трудного периода, который преодолевался всем народом, есть ощущение какой-то общей цели. И само описание работы коммун Макаренко удивительно похоже на то, как сейчас организована жизнь небогатых монастырей в глубинке - и там, и там производство в радость (и не надо пытаться думать, что монастырь - это только поиск спасения души, одним спасением сыт не будешь), и там и там люди живут общей целью в непростых условиях и добиваются своего, а ещё и в книгах Макаренко, и в заштатных нынешних монастырях есть какое-то ощущение осмысленности происходящего, по другому сложно сказать.
Потом я часто спрашивал бабушек, хорошо помнивших то время, о том, как было тогда и насколько близко то, что писал Макаренко, к реальности - и обе говорили, что очень близко: по их словам, время было тяжёлое, но не было ощущения беспросветности. Наоборот, было чувство какой-то осмысленности жизни, и ради этого ощущения люди терпели и нехватку еды, и коммуналки, и повсеместное бытовое хамство. Время было такое. Даже в середине и в конце тридцатых, когда начали массово сажать, ощущения ужаса не появилось, как не появилось массово и того, о чём сейчас так много пишут - о дискриминации членов семей репрессированных. Да, случаи были, но бабушки рассказывали мне о детях репрессированных, которые учились со всеми и в которых никто не тыкал пальцем. Потом они нормально учились дальше и делали нормальные карьеры.

В 50-е началось разоблачение культа личности Сталина. С фотографий убирали лишних людей, книги переиздавались в правильных редакциях, и практически всё, связанное со Сталиным, было предано обструкции. Историю зачистили настолько, что сейчас мне уже трудно увязать то, что мне рассказывали, и то, что пишут сейчас про сталинский период в истории. Ведь сейчас принято считать, что это было время всеобщего ужаса, а половина страны сидела по лагерям. Но посмотрите фильмы того времени: нет там этого ощущения. А вот с тем, что писал Макаренко и тем, что рассказывали бабушки - есть.
promo troll_lol_o april 4, 2019 09:37 16
Buy for 30 tokens
- Станция "Новый Иерусалим", конечная! Выхожу, осматриваюсь. Автобуса, разумеется, нет. Подхожу к трассе: ээй, народ! Подвезите меня кто-нибудь, что ли! Никто не везет, и только один водитель показывает рукой мне куда-то за спину. Оборачиваюсь: за спиной два гаишника с интересом наблюдают за…