January 14th, 2017

Исаакиевского собора псто



Читаю вот, что пишут про передачу Исаакиевского собора РПЦ и не могу не добавить свои 3 копейки.

Я, собственно, вообще не могу понять, о чём речь. Вроде как у нас государство светское, в котором в равной степени разрешено верить и не верить, а также разрешено смотреть картины в музее, молиться - в храме, есть в столовой, а в туалет, пардон, ходить - в туалете. Чему тут возмущаться, спрашивается? Но ведь нашлось аж 165 000 человек, которые горой встали за то, чтобы в церкви был музей. Их аргументы: музей приносит в бюджет деньги, при этом попов пускают проводить свои богослужения и чего они ещё хотят, а ежели отдать им храм, так они всё тут же разворуют, а содержание здания взвалят на бюджет. Смешно? Грустно. Ведь сто лет назад именно государство разграбило из этого собора всё, до чего смогло дотянуться, взвалило содержание здания себе на горб, а чтобы нести было проще, организовало внутри антирелигиозный музей с платным входом. В 1948 году, правда, снова разрешили проводить внутри службы, но музей никто убирать не торопился. Получилось так, что в одном приделе происходила служба, а из другого показывали пальцами и не особо стесняясь говорили "гы", и сейчас, несмотря на перемены в экспозиции, кардинально ничего не изменилось: в одном углу молятся, а в другом китайцы щёлкают затворами фотоаппаратов под не слишком тихий рассказ экскурсовода.
Если вам нравится танцевать в храме, ну или обедать в одном углу комнаты тогда, когда в другом углу кто-то задумчиво сидит на толчке - то тогда, конечно, вы и против возвращения собора Церкви можете выступить, это будет логично. Но вот если вы считаете, что танцевать лучше в клубе или другом более подходящем месте, и вам не понравилась бы попытка служить молебны в Пушкинском музее в то время, когда вы хотите в тишине насладиться искусством - тогда, вероятно, вы сможете понять, почему Церковь так хочет получить собор в своё ведение и проводить службы в подходящей для служб обстановке.
А теперь о более понятных для многих вещах - о деньгах и поддержании здания в нормальном состоянии. Дело в том, что в советское время музеи очень любили делать в храмах и монастырях, самые яркие примеры - Новоиерусалимский монастырь в Истре и Саввино-Сторожевский в Звенигороде. Вы помните, как было в Новом Иерусалиме 10 лет назад? Это было так:



С 1994 года монастырь никак не могли поделить музей и Церковь. В 2012 году музей попросили очистить территорию и переехать за стены, а на его месте прочно обосновался крепкий коллектив суровых мужиков в подрясниках. Теперь то же место выглядит так:



Да, ремонт и реставрация были долгими, трудными и дорогими, но место обрело хорошего хозяина и расцветает на глазах.
В Звенигороде было точно также: так вышло, что я жил в том монастыре несколько месяцев и видел своими глазами, как музейщиков потихонечку выжимали за крепостные стены и ликвидировали остатки их жизнедеятельности. При мне проходила реставрация стен и звонницы, я видел своими глазами, в каком состоянии они переходили в ведение РПЦ и в какое их приводили новые хозяева. На тот момент монастырю уже было передано здание главного храма, дворца Алексея Михайловича, братского корпуса и трапезной. Братья рассказывали, что в ней была представлена великолепная коллекция ржавых чугунных советских радиаторов и поломанных стульев вперемешку с осколками от битых окон. Сейчас здание не узнать - как, впрочем, и весь монастырь. Теперь трапезная выглядит так:



а вот ещё два вида монастыря:





А это - 1995 год, комплекс находится в ведении музея:



Такое вот было - стало. Вернёмся в Питер: как же быть с бюджетом города, который хотят лишить доходов от музея в здании собора? А вот как: во-первых, я считаю, что соблюсти справедливость и отдать здание в пользование историческому собственнику в данном случае важнее, чем пополнять бюджет города, который и так неплохо живёт с налогов от Газпрома и может позволить себе строить стадионы по цене космических станций. Или дороже.
А во-вторых, Церковь, как мы видели на примере двух монастырей (хотя на самом деле таких монастырей в России гораздо больше, во многих я был), любит поддерживать своё хозяйство в отличном состоянии. Красивый исторический собор в городе - это приток туристов, а красивый собор в должном виде, ухоженный и с хорошим хором - это ещё больший приток. Рискну предположить, что РПЦ сумеет поддерживать собор куда лучше, чем музейщики, а значит - туристы будут активно везти в город деньги, особенно когда разнесётся слух, что собор наконец стал действующим и выглядит замечательно, на службах поёт классный хор, а на колокольне висят нормальные колокола и звонарь своё дело знает. Для примера напомню, что после того, как в Сергиевом Посаде на колокольню повесили 75-тонный колокол, поток туристов в город заметно усилился (хотя там и так на отсутствие туристов не жаловались).

Вот такие дела. Под конец хочу добавить вот ещё что: через дорогу от моего дома строят церковь, службы уже идут во временном храме, который расположен тут же. Народу приходит немало, особенно по праздникам, участок уже превратился из стрёмного пустыря во вполне ухоженную территорию. Настоятель - бывший спортсмен, и, по сведениям, при будущем храме он собирается сделать детскую спортивную секцию. Так сейчас принято - почти при любом храме есть секции, кружки, некоторые организовывают детские лагеря и даже детские дома уровнем повыше государственных.
Через несколько дней после начала строительства капитального храма на заборе появилась огромная надпись "Лучше постройте поликлинику!". При этом раньше в 20 метрах от этого места стоял ночной магазин с алкоголем, соответствующим контингентом и импровизированным сортиром с лежбищем для уставших прямо на месте стройки - и ведь тогда, почему-то, никто не просил поликлинику и даже не жаловался в полицию на поведение клиентов. Где они тогда все были и почему музей - можно, магазин - можно, а церковь - нельзя?
promo troll_lol_o april 4, 2019 09:37 16
Buy for 30 tokens
- Станция "Новый Иерусалим", конечная! Выхожу, осматриваюсь. Автобуса, разумеется, нет. Подхожу к трассе: ээй, народ! Подвезите меня кто-нибудь, что ли! Никто не везет, и только один водитель показывает рукой мне куда-то за спину. Оборачиваюсь: за спиной два гаишника с интересом наблюдают за…